Новости

На этой конференции нет Местных Татарских автономий Москвы, их просто забыли пригласить, похожа на захват культурного центра Москвы посторонними людьми!

http://www.business-gazeta.ru/article/96157/

Общество

Ринат Мухамадиев: «Какие-то мои публикации могли не нравиться Шаймиеву и Мухаметшину. Но это было давно»

28.01.2014

Новому председателю Татарской автономии Москвы придется найти общий язык с недавним лидером эсеров в Татарстане Фаритом Фарисовым

Писатель Ринат Мухамадиев, возглавивший в минувшую субботу региональную татарскую национально-культурную автономию Москвы, сразу после голосования дал интервью «БИЗНЕС Online», в котором рассказал о том, какие задачи ставит перед собой на новом посту. Мухамадиев, с начала 2000-х находившийся в опале в Татарстане, судя по его словам, намерен сделать ставку на связи с влиятельными татарами в Москве — в частности, по его словам, есть контакт с вице-мэром Маратом Хуснуллиным, популярным актером Маратом Башаровым и другими.

Ринат Мухамадиев на днях возглавил региональную татарскую национально-культурную автономию Москвы 

«СТОЛЬКО ТАТАР, СТОЛЬКО ВОЗМОЖНОСТЕЙ!»

— Ринат Сафиевич, в последнее время говорили, что борьба главным образом идет за дом Асадуллаева, нежели за руководство татарской автономией. Как вы распорядитесь зданием в 3 тысячи квадратных метров в центре Москвы?

— Сегодня это кажется очень много, но со временем многим будет казаться, что этого очень мало. Я хочу, чтобы здесь, в Москве, где столько татар и не только татар, мы взаимодействовали и с другими народами, нам никто это не запрещает. Здание должно стать домом дружбы, домом настоящей профессиональной культуры. К сожалению, некоторые коллективы и руководители пока работают на уровне художественной самодеятельности, но нам надо сделать так, чтобы коллективы были подлинно профессиональными, чтобы даже могли конкурировать с татарстанскими коллективами.

В Москве же есть возможности! Столько татар, столько финансовых возможностей! Их надо только уметь собрать. Есть много людей, которые идут на пожертвования, поддержку, и во властных, экономических структурах столько выходцев из республик. Татары же, по сути дела, происходят со всей России. Тут некоторым кажется, что татары — это только нижегородцы, другим кажется, что татары только в Татарстане. Татары — российский народ. Столько же татар, как в Татарстане, в Башкортостане. А в Тюменской области, в Сибири сколько их? В Астрахани сколько их? В Москве, говорят, около миллиона, официально — 500 тысяч. Причем очень много людей из смешанных браков. Я еще не встречал коллектива, чтобы не подходили ко мне и не говорили, что у них мать, отец или дедушка и бабушка были татарами.

Русские и татары — российские народы, настолько они сейчас уже перемешаны, настолько они уже единое целое, что разделять, противопоставлять их может только глупец и безумец.

Ринат Мухамадиев: «Проиграть больно было бы. Радоваться двояко. Я шел: «Если не изберут — будет легче. А если изберут — не знаю, как справиться». Честно говорю. Как хотите поймите»

«БОЛЬШЕ ОДНОГО СРОКА РАБОТАТЬ НЕ БУДУ»

— Вы сказали о профессионализме коллективов. Но для этого же нужны средства.

— Фарит Фарисов и Эдуард Юсупзянов — это наша новая команда — со мной согласятся: средства есть. Надо уметь к этим средствам подход найти. Я думаю, мы найдем. Другого пути нет. Работать надо. Я на всю жизнь сюда не прихожу. Думаю, больше одного срока не буду работать. После меня молодое поколение есть (указал на сидящих рядом Фарисова и Юсупзянова —прим. авт.), они продолжат это дело.

Я с профессиональными коллективами работал и в Казани, и в Москве. Знаете, нет искусства любительского, есть недоношенное искусство, к сожалению. Любительского искусства нет. Каждый человек, конечно, имеет право на песню, на то, чтобы сложить стихи. Но подлинными песнями, литературными произведениями становятся только профессиональные произведения. Также в этом здании должна сконцентрироваться вся духовная мощь татар Москвы и Подмосковья. Татарская организация Подмосковья, между прочим, тоже в этом здании сидит. Мы единый коллектив.

— На конференции присутствовал полпред РТ, а вы говорили про Башкортостан. Почему же не присутствовал полпред Башкортостана?

— Лично я с ними в очень хорошем контакте. На любое мероприятие хожу. У меня даже в газете «Татарский мир» есть рубрика «С любовью о Башкортостане». С любовью! Любить надо всех своих братьев и не противопоставлять. Когда я был председателем союза писателей Татарстана, я столько же времени проводил в Башкортостане, там даже наше искусство больше любят, больше пропагандируют. Посмотрите, почти 50 процентов наших писателей — выходцы из Башкортостана, почти 50 процентов на татарской эстраде, если не больше. Я башкирским братьям ничего плохого не хочу, уважаю, но татарский народ все-таки наряду с русским всегда был объединяющим. Не зря же Минин и Пожарский спасли Россию — татарин и русский. Это все-таки государствообразующие народы, как, кстати, в Казани говорил Владимир Владимирович Путин.

— Правильно я понимаю, что программу для себя вы уже определили? Назовите ваши первые шаги на новом посту.

— Естественно. Говорят, что в оппозиции 30 организаций, а нас тут 8 всего...

— Говорили о 25.

— Кто-то сказал про 30. По сути, их было 22, и 25 делегатов — выходцы из двух сел Нижегородской области. Там 36 татарских сел. Среди них с высшим образованием 5 человек, ни одного деятеля литературы, культуры нет, а считается национальной культурной организацией. Это нормально? Надо подтягивать хорошие кадры, чтобы они работали на местах, чтобы они влились в нашу РТНКА города Москвы — вот главная цель.

ОСОБО НЕ ВДОХНОВЛЯЛИ

— Известно, что у вас в начале 2000-х был конфликт с Шаймиевым. Фактически с тех пор вы были в опале. Сейчас как у вас складываются отношения с властями Татарстана? Помирились ли вы с Шаймиевым?

— Я никогда не конфликтовал ни с кем, особенно с президентом Татарстана. Естественно, какие-то публикации(известно, что большой резонанс имела статья Мухамадиева «Семья и крыша» в «Советской России» в 2001 году, в которой выскзывался взгляд на деятельность ТАИФа —ред.) могли когда-то не понравиться и Шаймиеву, и Мухаметшину, но все это было давно. Думаю, время рассудило. Я никогда неправду не писал. Думаю, личной неприязни, личных конфликтов между нами не было.

— Сейчас на выборах власти РТ вас поддерживали, или же они были за кандидатуру Назифа Мириханова?

— Знаете, наверное, меня особо не вдохновляли, мягко скажем, но тем не менее думаю, подножку тоже не ставили, потому что москвичи-делегаты неплохо меня знают.

— Сейчас поддерживаете контакт с властями Татарстана?

— Есть. Я с великим уважением отношусь к Рустаму Нургалиевичу, давно его знаю. С большим уважением и он ко мне относился в былые времена, сейчас об этом спрашивать каждый год невозможно. Тем не менее я уважаю Рустама Нургалиевича за его деловитость, его простоту и за его небывалое трудолюбие.

«СТОЛЬКО ВОЗМОЖНОСТЕЙ УПУЩЕННЫХ»

— Про финансы вы все-таки не говорите. Какие средства будете привлекать? Частные вложения или же бюджетные из Москвы?

— Я думаю, мы еще недорабатывали во взаимоотношениях с московским правительством, с бизнес-структурами Москвы, Татарстана, Башкортостана, Астрахани, Тюмени и так далее. Недавно я виделся с Ринатом Ахметовым (влиятельный украинский предприниматель, миллиардер —прим. авт.), который в Донецке живет. Знаете, наш выходец, российский человек. Говорит, я наблюдаю за тем, что происходит в Татарстане. Все равно человек родным считает Татарстан.

Я думаю, что взаимодействие с правительством Москвы — это непаханое поле. Столько возможностей упущенных. Мы в этом направлении работали, работаем. Ставкой моей, основной опорой было московское правительство. С Хуснуллиным (Марат Хуснуллин —заммэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства —прим. авт.) у нас добрые отношения, но ему не до общественных организаций. Естественно, духовная близость есть, никогда на наши просьбы отказом не ответит.

— Вы говорили про создание объединения деятелей культуры. Расскажите подробнее.

— И Марата Башарова (актер — прим. авт.) можно пригласить сюда, он согласен с нами трудиться, и Фариду Курбангалееву (тележурналист —прим. авт.) мы уже включили в совет — это первый шаг. Не главное же войти в какие-то советы. Если здесь будет все хорошо, скандалы исчезнут, все начнут сюда тянуться.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — ДИАЛОГ С ОППОЗИЦИЕЙ

— И все же что вы сделаете первым делом, когда придете за свое рабочее место?

— Рабочего места у меня еще нет, оно у меня в редакции, она здесь расположена. Мне срочно на следующей неделе надо издать газету. Первым делом сейчас, конечно, надо постараться шаг за шагом с оппозицией вести диалоги. Если есть там нормальные конструктивные силы, которые готовы сотрудничать, их привлечь к себе.

— Устав еще будете дорабатывать?

— Мы приняли новые положения. У нас появился исполком, у него свой руководитель (Фарит Фарисов, со скандалом покинувший пост лидера эсеров в РТ —прим. авт.). Так что у нас есть человек, который будет представлять нашу организацию на самом высшем уровне. Я думаю, мы с Фаритом Фарисовичем — совершенно разные люди, мы должны взаимодополнять, взаимоподдержать, чтобы мои недостатки он заполнял, а его — я. Руководитель должен работать в авторитет всего коллектива.

— Вы были уверены в своей победе?

— Нет.

— Почему?

— Я даже думал, если не изберут, то и слава Богу, начну спокойно писать свои романы. В последние дни была большая суматоха, потому что влиять пытались со всех сторон.

— За вас же почти единогласно проголосовали. Откуда же неуверенность?

— Никто против не голосовал. Я один воздержался. И делегаты — это результат работы таких руководителей регионов (кивает на Юсупзянова —прим. авт.). Я думаю, люди знают, что у меня корыстных целей нет. Люди, которые рвутся сюда, чтобы что-то прихватить, чтобы заработать, я больше всего этого и боюсь. Еще не было, чтобы кто-то здесь работал и ярлык вора и жулика не получал. Я больше всего этого боюсь.

Сегодня еще, к сожалению, до сих пор все учредительные документы находятся в чужих руках. Как вернуть их и как восстановить — думаю, нашим юристам придется поработать.

— Полагаю, что у ваших оппонентов тоже есть юристы. Ожидаете, что дальше еще будут судебные разбирательства?

— Я думаю, мы зарегистрируемся. У нас есть Смаков Ринат Миргалимович (экс-зампредседателя Верховного суда РФ —прим. авт.), потом у нас в команде Махмутов Ринат Абзалович — это вице-президент международной организации адвокатов, очень известный в Европе и мире человек, родом из Ростовской области. Мы постарались, чтобы не было только татарстанских или нижегородских.

— Я прошла по зданию сегодня. Оно действительно похоже на школу. Здесь будет что-то, связанное с образованием?

— Вообще-то, это и было построено как школа.

— Нет ли мысли устроить как раз школу?

— Татарская школа уже есть в Москве. Кто-то и говорил, что тут для образования все условия созданы. Но тут могут быть только воскресные школы, в выходные дни. Для родителей, которые бы хотели, чтобы их дети знали лучше родной язык, у нас все условия будут созданы. Классы будут работать, будут оборудованы кабинеты — это одна из важных задач перед нами.

«КАК МЫ МОЖЕМ БЫТЬ ЗАКРЫТЫМИ?»

— Насчет сайта. Сейчас же у вас нет к нему доступа.

— Сайт мы откроем, новый создадим, думаю, в течение одной недели. Сайт будет хорошим. Сегодня электронная информация многое значит.

— Автономию обвиняли в закрытости и непрозрачности. Можно ли надеяться, что этого не будет впредь?

— Я в своем выступлении сказал: «Как мы можем быть закрытыми?»

— Вы рады своей победе?

— Проиграть больно было бы. Радоваться двояко. Я шел: «Если не изберут — будет легче. А если изберут — не знаю, как справиться». Честно говорю. Как хотите поймите. Не так легко будет с людьми. Каждый человек — индивид. Всем угождать не будешь.

Елена Колебакина

 

Справка

За бездействия Хусяинова Анвяра Умяровича, председателя Местной Татарской Национально-Культурной Автономии Юго-Западного административного округа  ОГРН - анулирована

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse